Сергей Щетинин: мы хотим создать Центроспас общественных спасателей - Газета "Спасатель МЧС России"

Договориться об интервью с председателем Исполкома Российского союза спасателей Сергеем Щетининым оказалось делом непростым. По телефону он открыто заявил, что для встречи есть только один день накануне вручения медалей спасателям-добровольцам в Совете Федерации, а потом он уезжает вкомандировку. Через пять дней вернется в Москву всего на сутки и снова улетит по рабочим делам в одному Россоюзспасу известном направлении. Бросив все свои редакторские дела-заботы, отменив запланированные деловые встречи, я рванула в офис Исполкома Россоюзспаса.

— Сергей Викторович, в марте этого года на подписании соглашения между ВДПО и Россоюзспасом Юрий Леонидович Воробьев сказал, что волонтерство — это личная гуманитарная миссия человека. Однако развитие волонтерского движения оставляет желать лучшего. С вашей точки зрения, опыт Крымска подтвердил или опроверг его слова?

— В полной мере подтвердил. В город приехали разные волонтеры. Были те, кто оказывал помощь пожилым жителям Крымска в уборке уцелевших домов. Кто-то помогал с гуманитарным обеспечением. Однако были и другие волонтеры. Кто-то решил развить некую политическую игру, кто-то просто приехал «потусить». Хорошо, что не было новых пострадавших. А ведь большая часть волонтеров даже представления не имела, какие последствия могут иметь их неподготовленность и бравада в зоне ЧС. Работа в разрушенных домах без знания техники безопасности, методики разбора завалов — прямой путь к дополнительным жертвам.

— Возможно, им казалось, что профессиональных спасателей на всех не хватит?

— Это беда многих волонтеров. Они не знают, как организуются работы в зоне ЧС, порой, даже и не догадываются, что есть действующее законодательство, где четко прописано, кто и чем должен заниматься. Они не профессиональные спасатели и даже не обучены элементарным правилам нахождения в зоне ЧС. Такая «околоспасательная» деятельность является незаконной. И вреда от нее гораздо больше чем пользы.

— А должен ли волонтер знать все законодательные тонкости? Ведь он просто приехал помочь людям, попавшим в беду.

— Хочешь помочь – хорошо. Но только вне зоны ЧС. Вообще по закону вся зона ЧС блокируется полицией, пускают в нее только по спецпропускам обученных, аттестованных спасателей в составе спасательных формирований.

Если ты волонтер, и у тебя есть внутреннее желание помогать людям, то хотя бы научись базовым навыкам оказания первой помощи, правилам нахождения, автономного проживания и работы в зоне ЧС. Хотя дел всегда полно и не в зоне, а вокруг нее — сбор и сортировка гуманитарной помощи крайне необходимы для нормализации жизни пострадавшего населения.

— Может, Россоюзспасу взять на себя миссию по развитию движения волонтеров? Сделать из броуновского движения что-то более упорядоченное?

— Мы как раз над этим работаем. Наша главная задача – организовать работу добровольцев в рамках закона. Наиболее целе-устремленные добровольцы могут пройти обучение, получить аттестацию общественного спасателя и работать в связке с МЧС в соответствии с требованиями ФЗ-151. Практически всем добровольцам-спасателям необходимы еще и медицинская страховка, личное снаряжение, транспорт, автономный запас пищи и воды. И самое главное — никакой самодеятельности.

— Что уже сделано для того, чтобы решить поставленную задачу?

— Россоюзспас уже создал несколько общественных спасательных отрядов. Часть из них принимала участие в ликвидации последствий наводнения в Крымске. А вот для более системной работы добровольцев-спасателей мы создаем портал под названием «Доброволец», который разрабатывается на основе большой базы данных добровольцев и волонтеров по всей стране. И работа у нас идет в двух направлениях. Первое, мы хотим создать общественный специализированный спасательный отряд Россоюзспаса. Своего рода Центроспас общественных спасателей. В его структуру войдут несколько подразделений: горы, дайвинг, спелео, кинологи. В составе каждого подразделения будет по 100 человек. Причем это высококлассные специалисты, готовые н общественных началах заниматься спасением. Например, в горное подразделение войдут аттестованные общественные спасатели с разрядом не ниже 1-го спортивного по альпинизму. И второе, эту схему в последствии применить в регионах. На территориях тоже есть люди, которые хотят принимать участие в поисково-спасательных работах в качестве добровольцев. На этом этапе мы рассчитываем на наши 82 региональных отделения, расположенные практически по всей территории страны.

— Каким требованиям должны соответствовать добровольцы, чтобы попасть в ваш спецотряд?

— Надо иметь желание и хорошую подготовку. В сентябре в горном центре «Цей» в Северной Осетии совместно с Федерацией альпинизма России мы провели десятые Всероссийские учебно-тренировочные сборы по подготовке на жетон «Спасение в горах». Жетонисты могут привлекаться к спасательным работам в горных условиях повышенной сложности, т.е. это маршруты 4, 5, 6 категории сложности. Для спелеологов у нас тоже есть отдельная программа. В нее включены блоки современного ведения спасательных работ в пещерах, привлекаем в качестве инструкторов специалистов с мировыми именами из Франции.

Очередная программа подготовки будет проходить в ноябре там же в Цее. Мы надеемся, что по ее итогам аттестацию пройдут более 20 спасателей-общественников. Есть довольно большое сообщество кинологов в Москве, но они аттестованы на разную специализацию. И сейчас мы формируем это подразделение с учетом наиболее подготовленных специалистов из регионов. С дайверами пока немного сложнее. В стране есть несколько ведущих групп дайверов, и, к сожалению, между ними весьма сложные отношения. Нам приходится дистанционно работать с каждой группой.

— Кроме ФАР, другие федерации изъявили желания присоединиться к подготовке высококлассных общественных спасателей?

— С подобной инициативой к нам обратился туристско-спортивный союз России. Они хотят войти в наш отряд своим подразделением. Под их началом порядка 1 миллиона туристов. Из них формируется, обучается и аттестуется несколько групп общественных спасателей.

Например, специалисты по лыжным походам в Заполярье, в Арктической зоне. Другая группа объединит так называемых сплавщиков (каякеров, рафтистов). В третью — войдут горные туристы, которые, кстати, могут работать совместно с нашим горным или спелеологическим подразделением. Т. е. их доброволец может являться и горным туристом и альпинистом, а может еще и обладать жетоном «Спасение в горах».

— Кто будет оснащать спасателей-добровольцев и покрывать транспортные расходы к месту проведения ПСР?

— Каждый член общественного специализированного спасотряда должен иметь свое личное снаряжение. Он покупает его сам на свои деньги. Обеспечение групповым снаряжением Россоюзспас постарается взять на себя. К тому же фирмы-производители готовы в этом поучаствовать. По опыту Крымска скажу, что мы добровольцам оплатили только расходы на ГСМ и питание. За работу они денег принципиально не получали.

— Предположим, вы собрали команду таких высококлассных добровольцев. Что дальше? Каков алгоритм привлечения их на ПСР?

— На портале «Доброволец» местонахождение каждого члена общественного спасотряда будет фиксироваться на электронной карте. Каждый доброволец заполняет подробную анкету, в ней указывает свою специализацию, спортивный разряд, личное снаряжение и т. д. Изменения в своем перемещении он также фиксирует в статусе. Например, указывает «с 1-го ноября нахожусь там-то, готов к работам». Доступ к этим данным имеют только авторизованные люди. Например, при получении сигнала от оперативного дежурного начальник подразделения «Горы» заходит на портал, указывает регион, в котором произошла ЧС и видит, кто в данный момент из его оперативной группы находится рядом. Нужная для работ группа оповещается. Для этого на портале есть определенная опция: в специальном окне набирается текст и рассылается по конкретным адресам. Информация, поступающая от членов спасотряда, принимающих участие в ПСР, отражается в реальном времени на электронных картах, графиках и схемах с возможным приложением фото- и видеоматериалов.

— Какие средства оповещения доступны для информирования находящихся поблизости спасателей?

— СМС, Фейсбук, Твиттер и т. д. Члены отряда получают сообщения, и для осуществления обратной связи мы разработали мобильное приложение, оно пока доступно только для Iphone. Но в последствии планируем сделать приложение и на базе Android.

Приложение позволяет общаться с коллегами, указывать свое местоположение, отправлять сообщение по готовности к работам и многое другое.

— Как будут работать с порталом ваши региональные отделения?

— Мы планируем, что в субъектах тоже будут формироваться базы данных добровольцев. И региональные отделения с помощью портала могут привлекать обученных добровольцев к ПСР на своей территории. Схема привлечения примерно такая же, как и для специализированного спасотряда.

— Требования к «субъектовым» добровольцам мягче?

— Основное требование – добровольцы должны пройти обучение. Обязательно по программе оказания первой помощи и нескольким другим.

— Курсы Бубнова, ФМБА или Красного Креста подойдут?

— Да, конечно. У Россоюзспаса тоже есть программа «Первая помощь». Она создана высококлассными врачами-спасателями с учетом опыта их работы в различных ЧС. Программа охватывает весь спектр ЧС, в которые может попасть человек. Это лес, горы, вода, пещеры, транспорт и прочее. Программа согласована с МЧС России и Всероссийском центром медицины катастроф «Защита».

— Кроме оказания первой помощи, что еще войдет в обязательную программу обучения добровольцев?

— Знание законодательной базы, чтобы не было таких случаев, как в Крымске. Также блок по проведению ПСР при ликвидации различных ЧС. Еще специальные программы по организации поисковых работ в лесу и организации сбора, учета и распределения гуманитарной помощи.

— В вашей структуре, как я понимаю, нет места тем стихийным, как их называл в свое время Сергей Шойгу, волонтерам, которые приезжают на место ЧС из огромного желания помочь, пусть даже толком не зная, как это делается.

— Хорошо, что такие социально активные люди есть и их число растет. Но я повторюсь, они должны работать под руководством профессионалов. В том же Крымске психологи-добровольцы работали под руководством профессионалов, и проблем не было. В идеале, это должно выглядеть так.

Несколько обученных человек от Россоюзспаса выезжают на место ЧС и координируют работу по сбору, распределению гуманитарной помощи. Кстати, интересная программа есть при УВКБ ООН, она готовит старших руководителей по развертыванию полевых лагерей и оказанию помощи беженцам и пострадавшим при ЧС. Россоюзспас уже имеет несколько таких специалистов. Так вот эти координаторы совместно с МЧС определяют объемы и состав гуманитарной помощи в соответствии с установленными законодательством нормами обеспечения населения. Если пострадавших, например 60 человек, то им не нужно сто матрасов и сто одеял. Чтобы избежать неразберихи и контролировать поступление гуманитарки, на нашем портале есть раздел «Гуманитарная помощь». Координаторсо своего мобильного устройства заходит в этот раздел и оставляет четко структурированный список того, что необходимо на сегодня. Не просто нужны сапоги, а какого размера и сколько сапог. В режиме онлайн идет контроль за отправкой гуманитарки, ее получением и распределением. Вышла машина из Москвы, а данные уже отображаются на портале: время выхода, время прибытия и состав гуманитарного груза. Доставили помощь в лагерь, и тут, пожалуйста, пусть работают волонтеры: по накладным принимают груз, сортируют и по спискам выдают пострадавшим. На портале мы четко видим: сколько получили – сколько раздали. Каждый путь прослеживается. Документально все видят, что и кому ушло.

— Через этот раздел уже работали в Крымске?

— Нет. Мы общались по телефону, но сама схема работы была такой. Раздел пока находится в стадии тестирования.

— Когда сможете полностью запустить портал?

— Я думаю, что ко Дню спасателя справимся. А пока нужно успеть протестировать все разделы, поскольку портал завязан на многие базы данных.

— Численность ДПО к концу 2012 года должна составить 700 тысяч человек, а Россоюзспас для себя какие численные ориентиры по привлечению добровольцев ставит?

— Мы пока не планируем глобально развивать эту систему, чтобы не распылиться. В наших планах — четко отработать всю схему на общественном специализированном спасательном отряде. Посмотрим, как она будет притираться, какие проблемные вопросы вылезут, а они точно вылезут. Их надо доработать, отшлифовывать. И только потом, когда вся система будет уже настроена, мы планируем ее распространить по всей России.

— С вашей точки зрения, молодежь, особенно в регионах, готова к тому, чтобы активно поддержать идею Россоюзспаса о необходимости формирования структурированного добровольчества, которому нужно приложить усилия для самообучения?

— У продвинутой и социально активной молодежи в последнее время стали появляться патриотические чувства: «Что я дал своей стране? Я здесь живу и хочу, чтобы здесь было хорошо. Не где-нибудь в Америке, в Англии, а здесь, в России. Мы должны быть лучшими!» Нам надо формировать в обществе некое понятие значимости выполняемой работы по спасению человеческой жизни. Причем не только профессионалами, но и спасателями-добровольцами. Общественник, который за свои собственные деньги покупает личное снаряжение, учится и совместно с МЧС приходит на помощь к терпящим бедствие, достоин уважения. Практически вся Европа так работает. Мы пока только к этому идем, делаем первые шаги. И мы обязательно станем лучшими!

Беседовала Татьяна Струнина

Фото Владимира Смолякова и из архива Московского отделения Россоюзспаса


Возврат к списку