Сорока Николай Александрович

Женат, имеет двоих детей и 4-х внуков.

- Николай Александрович, расскажите, откуда вы родом?

- Родился я на Украине, в селе Гайворон, что между Киевом и Одессой. Родители были рабочими на графитовом комбинате. А я всегда хотел стать медиком. Мой старший брат был строителем, сейчас его уже нет в живых.

- Как давалась вам учеба в школьные годы?

- До 5-го класса учился средне, после пятого хорошо. После пятого класса поменялись учителя, мне стало интереснее, и учеба пошла в гору. Тогда я понял, как много зависит от преподавателя. У меня всегда была любовь к естественным наукам: физике, биологи, истории, географии - ну, а вообще, я – гуманитарий! Обучение по этим предметам давалось легко, и дома я учебник вообще не открывал, достаточно было того, что говорил учитель в классе. И с учителями мне очень повезло.

- Как Вы продолжили образование после школы?

- Я ушел в военно-морское медицинское училище сразу после 8-го класса. Учился по специализации «фельдшерское дело» и должен был после окончания служить на подводной лодке. Как раз в год моего поступления это училище стало «мирным» и начали проводить массовое сокращение преподавателей, всех офицеров. Подполковники, майоры - все преподаватели продолжали ходить в морской форме. Я был горд, что мне предстоит учиться у таких людей. Поступил в 1963 г., а закончил в 1967 г. И, как уже ранее сказал, должен был быть направлен для дальнейшей службы на подводную лодку. Но случилось по-другому, в тот период в Одессе не хватало фельдшеров, поэтому врачи воинских частей сами приходили в училище, узнавали о толковых студентах и просили их остаться при части в Одессе. Так и я остался на срочной службе в Одессе.

- Как дальше складывалась ваша жизнь?

- Со 2-го раза я поступил в военно-медицинскую Академию в г. Санкт-Петербург. На авиационный факультет по обеспечению авиационных и космических полетов, по специальности «лечебное дело». Прошел обучение с 1969 по 1975 гг. В студенческие годы был слушателем на кафедре военно-полевой хирургии. Обучался практическим занятиям в лаборатории по изучению шока и терминальных состояний.

А ночью после обучения я шел в эту лабораторию на кафедру и, так как рук не хватало, становился за операционный стол. Лечили в основном травмы. В начале ассистировал, потом давали оперировать. Занимался научной деятельностью, например, вот некоторые мои работы:" Тореко-абдоминальные ранения в мирное время", "Дюбельные ранения", "Травма печени", "Отдаленные результаты лечения язвенной болезни", а вообще же у меня более 10 печатных работ.

- Николай Александрович, почему Вы решили заниматься научной деятельностью?

- В академии все ребята по разным направлениям занимаются научной деятельностью, туда идут целенаправленно и случайных людей только единицы. Моим одногруппником был уже бывший министр здравоохранения Шевченко Юрий Леонидович. Но в аспирантуру я не поступил, так как не подходил по возрасту. Самое важное. что я был связан с авиацией. Если бы я был в сухопутных войсках, было бы проще, я бы сразу поступил в госпиталь, а в авиации таких госпиталей было очень мало, поэтому пришлось подождать. Существовало всего 4 таких госпиталя: в Москве, в Германии, г. Ейске Краснодарского края и на крайнем Севере.

- Куда вас направили после окончания Академии?

- После академии по распределению попал на Украину, под Киев, в полк дальней авиации. Там я был врачом полка и занимался обеспечением полетов, контролем и подготовкой летного состава к полетам. Постановка задач на полет, подготовка к полетам, сами полеты, завершение полетов, разбор полетов, контроль кислородно-дыхательной аппаратуры - весь этот процесс должен наблюдать врач, потому что самое главное - здоровье летного состава. Кстати, там же я и впервые прыгал с парашютом.

- Что вас к этому подтолкнуло?

- Врач всегда должен присутствовать на прыжках. Как-то в один из таких дней я имел неосторожность пошутить на этих прыжках: "Ну что, боитесь, мужички?" А начальник парашютно-десантной службы мне и говорит: «А ты, доктор, не боишься?» и сказал прапорщику, чтобы тот снял парашют с летчика и надел на меня... Надели на меня парашют, а я думал, что шутит. Он такой парень у нас веселый, с юмором был. Мы сели в самолет, взлетели, и я прыгнул, мне понравилось.

- Как вы оказались на крайнем Севере?

- В те годы возникла необходимость в создании поисково-спасательного отряда на севере в п. Тикси и (1979-1984гг.) и нужны были врачи, хирурги-парашютисты. Вот мне и предложили поехать туда.

- Почему нужны были врачи-парашютисты?

- Если экипаж потерпел бедствие в тайге, в горах, в условиях крайнего Севера, совершенно невозможно добраться и оказать помощь нуждающимся, поэтому прилетает вертолет, группа парашютистов выпрыгивает и оказывает спасательные действия. У меня контейнер был весом 30 кг на подвесной системе, и вот ты с ним прыгаешь, оказываешь первую помощь, потом оттуда вертолетом тебя забирают. И еще космонавты не всегда попадают в тот район, куда они должны были приземлится, и эти же спасатели готовят площадку для посадки вертолета и остальных спасательных мероприятий. Я там провел 5 полярок - 5 лет!

- Каковы ощущения, когда летишь с парашютом?

- Я не скажу, что сильно страшно, но не боится только лягушка. Это не страх, это собранность. В мыслях ты прокручиваешь все внештатные варианты, которые могут быть, все это отрабатываешь на земле до автоматики, до рефлексов, потому что цена промедления – жизнь. Но ты не представляешь, какая красота, когда летишь до открытия купола, с 3-3,5 тысяч падаешь...30-35 секунд свободного падения несравнимы ни с чем.

- А после Тикси куда вас направили?

- Меня перевели в Ростов в поисково-спасательную службу начальником парашютно-десантной группы. В Ростове-на-Дону я прослужил 6 лет, и после этого меня пригласили на Камчатку для создания поисково-спасательной службы в этом регионе. Этому делу я посвятил 5 лет.

- Какие у вас воспоминания остались о Камчатке?

- Самые впечатляющие. Природа там уникальная. Стоит один раз побывать на Камчатке в сентябре-октябре и будешь всю жизнь вспоминать. Такого природного изобилия нигде не встречал.

- Были ли случаи в вашей спасательной практике, что запомнились больше всего?

- Этот случай как раз произошел во время моей службы на Камчатке. Было это в 1991-1992г, 22 апреля, дождь со снегом, опытный экипаж, который прошел Афганистан... Им был дан обходной маршрут, а они, чтоб сократить время, полетели через перевал. В облаках вертолет обледенел и упал в тайгу. Мы нашли их еще живыми, но травмы и плохая погода сделали свое дело. Нам пришлось 3 суток ждать спасательный вертолет, спасатели к нам просто не могли добраться. Риск был огромный, посадить вертолет было невозможно. Мы 3 дня выживали под дождем со снегом, насквозь вымокшие... Техники тогда еще не было такой, как сейчас. Мы бы раскроили эти обломки, и смогли их достать, если бы тогда была такая техника, что есть сейчас...но увы. Мы знали всех погибших, это были наши коллеги, опытные люди...и особенно в такие моменты понимаешь, что все правила, инструкции, которые когда-либо были написаны, были написаны не просто так, они писались кровью. И как много ошибок и катастроф происходят именно по той причине, что люди нарушают и пренебрегают правилами, а платят за это своей жизнью... мы их не смогли спасти и до сих пор те увиденные картины стоят у меня перед глазами...

- А что было дальше?

- После Камчатки я снова вернулся в Ростов-на-Дону. И с 18.06.1996 г продолжаю работать на благо Ростова и России.

- С какими вызовами Вам приходится сейчас работать?

- Это перечень работ, на которые мы аттестованы: ДТП, пожары, эвакуация людей из труднодоступных мест, разлив химических веществ, упавшие деревья. Сейчас в Ростове существует 2 отряда спасателей. Уровень технического оснащения высокий. С такой техникой мы многое можем. Вот за все эти деяния мне дали заслуженного спасателя России. Сейчас я оперативный дежурный, а в прошлом начальник поисково-спасательной группы.

- Чего бы еще хотелось?

- Чтобы больше было отрядов. В идеале, чтобы на 2 района города приходилось по 1 отряду, но здесь сразу же встает вопрос финансирования. Я бы хотел, чтобы были созданы мобильные группы, по 2-3 человека, чтобы иметь возможность как можно скорее оказать помощь нуждающимся.

- А чего хотели бы пожелать всем людям?

- Чтобы у спасателей было меньше работы!


Возврат к списку