Центр экстренной психологической помощи: для кого, зачем и как

        Связанная с риском для жизни работа,  бесконечные дежурства сутки напролет, чрезвычайные ситуации нон-стопом, искалеченные тела выживших и погибших - специфика рутины спасателей далека от спокойствия. Мало кто может поспорить с ними по количеству физических и эмоциональных нагрузок. Спасатели, как и все люди, также подвержены настроению, однако каждый раз идя на службу им необходимо отставить упаднические мысли. Впрочем, люди, несмотря ни на что, всё еще здесь. Вход - рубль, выход - два. Какие-то неведомые для посторонних глаз причины удерживают их на рабочем месте.

        Оставаться в форме каждый предпочитает своим способом. Оказать дополнительную помощь для сохранения нормального душевного здоровья призван Центр экстренной психологической помощи. Его цель, по словам возглавляющей отдел психологической подготовки Ирины Елисеевой, заключается в том, чтобы спасатели проработали как можно дольше: “Причем без последствий для себя, как психологических, так и в каких-то случаях даже физических. Именно поэтому крайне важна психологическая диагностика, профилактика и реабилитация среди сотрудников министерства”.

        О необходимости подобной службы впервые заговорили еще в 1995-ом, однако лишь четыре года спустя дело сдвинулось. 19 сентября был объявлено об открытии Центра экстренной психологической помощи. Сейчас здесь работает свыше 800 человек. Стоит отметить, что именно специалисты МЧС стали одними из первых, кто стал оказывать всю необходимую помощь пострадавшим, прежде аналогичные подразделения силовых ведомств этим не занимались. В 2008 году активно стартовал процесс расширения в регионы. Если прежде работники Центра, в первую очередь, были сосредоточены на решении проблем федерального масштаба, то сейчас они на регулярной основе выезжают на все рядовые ЧС – пожары, автокатастрофы, наводнения.  Помимо главного учебного центра существует семь региональных филиалов. Впрочем, руководство, видя реальную необходимость подобных учреждений, не планирует останавливаться на достигнутом результате. Скорее всего, уже в текущем году откроется еще один филиал. На этот раз он будет базироваться на Северном Кавказе. Региональные центры, по сути, выполняют те же функции, что и головной, ни в чем ему не уступая. На выходе результат везде одинаковый – специалисты международного класса. Образовательный процесс занимает один учебный год. Перед поступлением каждый кандидат проходит трудное собеседование, однако одолев его, а после все тяготы учёбы, МЧС говорит ему «добро пожаловать».

      На данный момент, по словам Ирины Николаевны, хорошо налажен режим взаимодействия со многими схожими организациями и учреждениями. Проводится большая работа в рамках Общественного совета, где собираются практически ежемесячно психологи всех ведомств. Налажена работа с волонтерами, которым проводят необходимый инструктаж.  Третий год в работе Центра участвуют добровольцы. В первую очередь это студенты психологических факультетов, которые и пользу общему делу приносят, и получают реальный практический опыт. Их задачей, прежде всего, является информирование об основных аспектах культуры психической безопасности. Выступают они чаще всего в школах, университетах и на молодежных конференциях. При ЧС их кидают на техническую работу в рамках проекта "Горячая линия".

        Помимо телефонной помощи специалистами Центра создано множество полезных для общества инициатив, как например «Психологическая безопасность образовательной среды», «Школа без стресса» и «Социально-психологическая реабилитация населения города Беслана». Трагедия в Северной Осетии стала одной из многих полей сражений, где психологи боролись за душу людей. Они приняли участие во всех резонансных случаях, будь то подлодка «Курск», взрывы в московском и минском метро, Крымск или крушение крыши “Трансвааль-парка".

      Специалисты Центра смогли наладить плодотворную работу с МВД и прокуратурой, которые также непосредственно заинтересованы в ликвидации ЧС. Длительные деловые отношения способствуют нормальной организации спасательных операций в случаи аварийных ситуаций. С момента создания они помогли в сотни ЧС общероссийского масштаба, участвовали в ряде интернациональных гуманитарных операциях. Только за 2011 годы зафиксировано 40 тысяч случаев обращений за помощью, а общее количество выездов вышло далеко за тысячу. Активно ведется научно-исследовательская и методическая работа по оснащению рабочих мест специалистов. Внедряется система прогнозирования социально-психологических рисков в случае ЧС. Кроме того, увидел свет комплект мобильного оборудования для выполнения задач в чрезвычайных условиях, усовершенствованы методы работы по телефону «Горячей линии» и через Мировую сеть.

    Будущим специалистам, уверена Ирина Николаевна, необходимо, если они хотят видеть качественный итог своих усилий, понимать несколько базовых вещей. Во-первых, выпускники учебного центра должны обладать знаниями о том, что такое профессиональное здоровье. В самом деле, невозможно помочь сотруднику МЧС, не обладая нужными знаниями о вреде для спасателя в процессе работы, не зная, какие подстерегают его опасности во время и после выполнения задания. Психолог должен понимать всю проблематику специальности, всё “подводные камни”, ведь существует великое множество негативных последствий, в том числе в результате воздействия техногенных факторов.

   “Иными словами, наш специалист должен действительно ощущать то, с чем приходится сталкиваться тому, кто обратился за помощью”, - отмечает начальник отдела психологической подготовки - “Здесь, конечно, есть свои нюансы, но наши люди обязаны владеть ими. В результате обратившийся за помощью сотрудник после консультации будет знать, что можно сделать самому для коррекции или ликвидации проблемы, а что - с помощью специалиста. В итоге можно или минимизировать, или вовсе не допустить негативные последствия, связанные с работой”.                      Вторая часть подготовки специалистов касается проблем поведения и состояния людей, пострадавших в результат чрезвычайных ситуаций. Особенное внимание уделяется младшему поколению как наиболее эмоционально подверженной группе людей. Вспоминает одна из тех, кому была оказана психологическая помощь. “Я тогда еще ребенком была, резвились на качелях, вдруг мощный хлопок – в ушах как зазвенит! По ТВ в то время активно муссировалась тема террора, дети закричали в один голос: ”Подорвали-подорвали!”. Бегу в сторону дома и резко останавливаюсь: вместо одной из квартир огромная дыра. Оттуда валит стеной густой дым – аж небо заволокло! Мой уровень самообладания стремится к нулю. Кто помладше - сразу в слезы, и не мудрено - повсюду ор автомобильных сигнализаций, стекла потрескались, вдали слышатся сирены. Пожарные и кареты “скорой помощи” на удивление приехали оперативно, принялись суетиться, нас потихоньку оттесняют. Мы же, как вкопанные стоим, озираемся по сторонам. Усатый пожарный на нас орет, чтобы не мешались на дороге…”

      Если судить по данным статистики, то подростки и дети могут особенно чувствительно на всё реагировать. Действительно, важно учитывать их состояние и поведение, понимать причины их шока, замкнутости, молчания или срывов. По воспоминаниям потерпевшей именно своевременная помощь психологов позволила справиться с переживаниями самой девушке и её друзьям. “Спасатели только приехали, а мой одноклассник рвется в злополучный подъезд к бабушке. Вскоре под руки выводят трясущуюся старушку. Тут же пенсионерку обхаживают медики, у неё стресс: она за внука волнуется, он за неё.  Мы же еще долго дожидались своих мам и пап, которые по пробкам добирались к нас. Детей, как самых впечатлительных зрителей, почти сразу взяли под свою опеку психологи. Тем, кто легко был одет, выдали огромные куртки, в которых мы просто утопали. Проверили сердцебиение, зрачки. Всей нашей детской площадкой в гостях у психологов оставались, пока спасатели ликвидировали огонь”.

 

Острая реакция на стресс, как отмечают специалисты, является крайне энергозатратной. Это может представлять опасность не только для человека, но для окружающих его людей. Поведение пострадавшего, если вовремя не эвакуировать с места трагедии, может стать причиной остановки операции и привести к появлению дополнительных жертв. Соответственно задача психологов состоит в том, чтобы в случае чрезвычайной ситуации пострадавшие не мешали ходу аварийно-спасательных работ. Необходимо наладить контакт и взаимопонимание.

 

“Почти сразу все более-менее успокоились”, - вспоминает очевидец – “Женщины в форме получили в наших глазах авторитет. Они расспрашивают, как звать, как успехи в школе, какие предметы нравятся. За всеми этими чаепитиями и застольными разговорами мы фактически всё и пропустили. Ход событий потом уже восстановила при общении с соседями. Так что, моя память лишилась возможности зафиксировать, как кричали с верхних этажей, как выносили почти полностью обгоревший труп. Уже потом узнали, что виной всему взрыв бытового газа. В воспоминаниях отложились только шоколадные конфеты, подаренные спасателем, и вкрадчивый голос психолога, с которой расстались словно подружки”.

     Действительно, крайне важно уделить внимание каждому, не дать возможности остаться человеку один на один с собственными переживаниями. Помощь на ранних стадиях решает множество проблем, предотвращает в перспективе появление тяжелых психологических последствий. Для подобных целей могут пригодиться и спокойные люди со стороны, готовые оказать необходимую помощь в случае нехватки специалистов прямо здесь и сейчас. “Наши специалисты знают действенные способы для того, что чтобы даже непрофессионал мог хотя бы на первое время оказать пострадавшему необходимую помощь, не навредив ему при этом”, - утверждает Ирина Николаевна - ”Кроме того, в задачу специалиста входит информационно-психологическая поддержка родственников погибших и пострадавших, ведь фактор неизвестности сугубо негативно влияет на состояние людей”. Последние годы нормальной практикой стали низовые инициативы от сторонних специалистов, готовых “подстраховать” МЧС в случае нехватки кадров. Подобные действия должны быть скоординированы со штатными психологами. Однако здесь стоит помнить, что важна не только возможность помочь! В самом деле, требуется высокой уровень квалификации. Иначе это принесет гораздо больше вреда, чем пользы для человека, обратившегося за помощью. Здесь важен вопрос ответственности как волонтера-специалиста, так и того, кто допустил его к населению. Для решения подобных проблем в недрах Центра был создан учебный курс с описанием того, что человек может сделать, если он оказался в такой ситуации. Материалы под названием "Первая допсихологическая помощь" могут быть использованы и для помощи себе самому.

        Не менее важным для выпускников Центра экстренной психологической помощи является и раздел, касающийся межличностных конфликтов внутри трудового коллектива. Напряженная ситуация в процессе выполнения работы незамедлительно отразится на качестве выполнения поставленных задач. Психолог должен не допускать развития подобных ситуаций. Если же конфликт все-таки случился и разрастается, то необходимо направить его в конструктивное русло, чтобы с минимальным ущербом для членов команды решить проблему с приемлемым для всех итогом.  “Да, в МЧС идут достаточно здоровые люди, прошедшие строгий отбор, специальную подготовку, однако, все мы – люди, и конфликты никого не обходят стороной. “Задача специалиста не найти виновного, не принудить его к чувству стыда” – отмечает один из рядовых работников Центра – “Мы должны понять причины конфликта, что их спровоцировало, и самое главное - найти возможность выхода из них. Однако это должно быть сделано усилиями всех сторон конфликта, чтобы каждый принял участие в решении проблемы. В ином случае конфликт еще аукнется!”

        Широкий спектр проблем, с которыми обращаются сотрудники, связан с мощными стрессовыми факторами в результате работы: персональный азарт проходит, усталость берет свое. Самая важная черта для спасателя - устойчивость к стрессам, чтобы он в случае ЧС сам не впал в панику и был готов к решительным, подчас опасным для собственной жизни действиям. Иначе ему самому может потребоваться помощь, опять же – чересчур активные, склонные к авантюре - не лучшие кандидаты в спасатели. Они могут своими непродуманными и рискованными действиями привести всю группу к беде.

 Чтобы на качественном уровне решить такого рода проблемы, психологи Центра активным образом внедряют новые элементы в свою работу. В частности, вступили в силу нормативные документы по всем направлениям деятельности, развивается методический инструментарий, кроме того, в области психологической диагностики и подготовки появились стандарты, на которые могут опираться молодые специалисты. Обязательной практикой является мониторинг психологического состояния личного состава, далее на каждого сотрудника составляются в письменном виде выводы. Целью подобных инициатив является необходимость выявить признаки усталости, посттравматического состояния и выгорания. Редко у кого их нет вовсе. Дело в другом: необходимо, чтобы данные симптомы не копились. В противном случае человек может перестать сопереживать как в рамках своей работы, так и на отдыхе, дома. Иначе это отразится и на семейной жизни, что чревато дальнейшим осложнением.

 “В целом на регулярной основе проходят обследования, в плановом режиме – один раз в два года, однако этого не всегда бывает достаточно”,  - отмечает работник Центра  - “поэтому после каждой крупной ЧС всех в дежурном порядке отправляют к нам, чтобы сверить результаты, удостовериться, что с человеком все хорошо. Бывает, что показатели в норме, сотрудник со стороны доволен и весел, а как начинаешь разговаривать, так понимаешь, что над ним словно “дамоклов меч” занесен. Начинаешь разбираться, находишь уязвимые места. Вместе с ним пытаешься понять, как их залатать”. 

 Работают психологи индивидуально, никаких массовых встреч. Если человек решается прийти к психологу,  обращается за решением проблемы, то необходимо уделить ему столько времени, сколько потребуется. Иногда достаточно нескольких встреч, иногда процесс может занимать до полугода, ведь всё зависит от многих факторов как на службе, семье, так и внутри самого человека. “Опишу, например, далеко не редкий случай: человек взрослеет, обзаводится семьей и детьми, а значит рисковать, как прежде, он уже не может. Почти перед выходом на смену видит обеспокоенные глаза жены, вспоминает перед заходом в горящее здание собственных детей” – продолжает специалист - ”Вместе с тем возникает чувство стыда перед товарищами, что человек уже не такой как прежде. Не все подобное выдерживают! Все-таки, это мощный психологический фактор. Поговорить с кем-то затруднительно. Самостоятельно же выйти из сложившегося положения почти невозможно!”. Российские граждане пока не привыкли обращаться для решения собственных проблем к сторонним людям. Пытаются всё сделать самостоятельно, однако доверие к психологам растет, а вместе с ним крепнет и значение Центра экстренной психологической помощи. “Разговор по душам, тесты, компьютерные симуляторы, анкетирование – всё это далеко не полный список того, что мы используем, чтобы помочь. Наша первостепенная задача – латать души, ведь если человек морально устал, то это отражается и на его самочувствии, и на работе, а значит - недалеко здесь и до беды. За последние годы, несмотря на имеющийся скепсис, мы многим помогли и, видя спустя время результаты, можем сказать, что работники Центра старались не зря!”

 


Автор:  Дмитрий Окрест

Возврат к списку