История добровольного движения пожарных: Страна Советов

Добровольчество имеет в Россию долгую, интересную, но порой весьма сложную историю. В отличие от бельгийских, ирландских или голландских коллег волонтеры не составляют основную массу огнеборцев в нашей стране. Однако именно гражданский порыв второй половины 19-ого столетия привел к созданию системы охраны от стихии. Сейчас ситуация постепенно начинает становиться другой, изменяется правовая база, увеличивается количество добровольцев, как структурированных, так и нет, растёт качество их подготовки.

            До сих пор немалая часть нашей страны, в первую очередь сельские районы, остается лишь частично под присмотром пожарной охраны. Прискорбно, но именно на подобную территорию приходится до 40% общего количества пожаров и числа погибших людей. И, как считает множество экспертов, именно развитие добровольчества в подобных регионах смогло бы избавить нас от трагической статистики. О предыстории нынешнего движения, его корнях и причинах появления можно прочесть в предыдущем номере журнала. Наша же задача сейчас - осветить историю перехода добровольцев от царского времени к советской эпохе…

            Революционные изменения

            Наступил 1917 год, это уже «агония» царской власти, начальство меняется со страшной скоростью, старые специалисты бегут, новые не спешат приходить на их место. С началом Первой мировой войны пожарное добровольческое движение уже итак ослаблено, а последующие друг за другом революции его добивают. Квалифицированные кадры на тот момент, как отмечали современники, составляли не более 5% от общего количество пожарных. В том же году в Петрограде был проведен восьмой по счету съезд пожарных деятелей, однако его участь большевиками была уже предрешена.  Масштабность движения поистине поражала. В  состав тогда еще Императорского Российского пожарного общества входило 400 тысяч добровольцев и 3600 организаций. Из них, например, городских добровольных пожарных обществ насчитывалось почти тысяча, городских добровольных пожарных дружин – 1377,  пожарных обществ и дружин на фабриках и заводах – 960; одних только сельских пожарных обозов насчитывалось почти полторы тысячи единиц.

            Однако новым временам – новые нравы. Весной 1919 года обновленное Всероссийское Пожарное Общество организует, как оказалось, свой последний съезд. Главной задачей прощального съезда, по воспоминаниям современников, было приспособление к новым реалиям, к новой власти. На тот период главными проблемами Общества стали: нехватка специалистов по причине эмиграции или гибели в братоубийственной войне, отсутствие господствующей нормативной базы и стабильных отношений с Советами. Прискорбно дело обстояло дело и с финансами: остро чувствовалась нехватка денежной поддержки ввиду как безумной инфляции и колоссальной бедности, так и по причине того, что многие состоятельные меценаты, прежде помогавшие движению, в спешке покинули страну.

            Несмотря на желание руководства Общества адаптироваться, советские вожди сделали свой выбор. 2 мая 1919 года Пожарно-Страховой отдел Высшего Совета Народного Хозяйства, контролирующий орган новой власти, постановил прекратить деятельность Пожарного Общества. Как напишут позже в мемуарах его участники, действительно независимое добровольчество завершило свою историю. Пожарное дело сделало шаг от самоорганизации и автономности к жесткой иерархии и управлению из единого центра.

            Проблемы впрочем, остаются прежними: что на дворе белые, что махновцы, что красные - все также необходимо следить за пожарной безопасностью в населенных пунктах, все также горят торговые лавки и жилые дома, все также необходимы желающие укротить огненную стихию. Из хаоса Гражданской войны, попеременных переходов областей из рук в руки вышло уже другое пожарное движение. Во многом, поменялось не только униформа, но и сама система построения структуры. Если прежде огнеборцы, добровольцы и профессионалы, находились в плоскости взаимовыгодного сотрудничества, то в этот период любая деятельность граждан стала контролироваться свысока. Пожарные дела отошли под патронаж учреждаемых на местах губернских пожарных комитетов.

            Молодая республика Советов, остро нуждавшаяся в былых профессионалах, старалась брать нахрапом везде. Не имея качественных резервов, правительством Советской России было принято решение взять массовостью. У большевиков в руках был козырь молодецкой удали комсомольцев, свято верующих в скорейшее наступление долгожданного коммунизма, а значит надо лишь поднатореть каждому трудящемуся. Сегодня это кажется анахронизмом, либо проявлением логики тоталитаризма, однако читая газеты, переписку тех времен можно отметить общий народный подъем и воодушевление. Ликвидировалась повсеместная неграмотность среди взрослых, Маяковский пишет свои лучшие стихотворения, вместо убогих лачуг рабочие селятся в общежитиях, размещаемых в бывших барских салонах. До прихода Иосифа Сталина к полновластному управлению Россией осталось еще несколько лет…

            Вскоре началась централизация в управлении: от губернских комитетов надсмотр над пожарной деятельностью перешел под патронаж центрального пожарного отдела Главного управления коммунального хозяйства НКВД, будущего прообраза МВД. В пожарном деле, как и всюду в эпоху становления молодого государства, стали проявляться милитаристские черты. Широко включилась агитационная машина, направленная против  пренебрежительного отношения к огню. Теперь это не просто халатность, а запланированное вредительство и диверсия против страны трудящихся – организация дружин проходила под лозунгом “охраны священной социалистической собственности”.  Газеты тех времен пестреют воззваниями ко всем трудящимся вступать в ряды добровольцев. В первую очередь акцент ставится на молодых комсомольцах, которые могут на бесплатной основе помогать малочисленным пожарным. К слову сказать из-за недостатка средств профессионалов на тот момент было крайне мало.

            Советское государство крепнет

            Пришедших с недавних фронтов, опоясавших Отечество людей, теперь кидали на другой фронт, на этот раз трудовой. Программа модернизации, на этот раз скорейшей (“сделаем пятилетку в четыре году!”), предусматривала, что рабочий, студент и крестьянин, как и каждый солдат, который обязан уметь спасать не только себя, но и товарища. Каждый должен противодействовать угрозе, будь то эпидемия, природное бедствие либо антропогенный катаклизм. В городах и селах начали открываться образовательные курсы для населения, в первую очередь, как и во многих других службах, для тех, кому до 30. Как и в прочих отраслях, новое молодое и горячее руководство, имея в запасе лишь горстку былых профессионалов,  срочной программой объявило о наборе тех, кто может бороться с огнем. Всё это согласовалось с утвержденными действиями по полномасштабному внедрению индустриализации повсеместно по стране – от Владивостока до Ленинграда.

            Под эгидой пожарного отдела Совнархоза стартовал цикл краткосрочных занятий по пожаротушению для начинающих. В Петрограде впервые такой учебный процесс начался уже в марте 1920 года. Попутно были организованы курсы по повышению квалификации среди работников пожарной охраны. Обычно они продолжались порядка трех месяцев. В 1924 в Ленинграде открыл двери пожарный техникум. Спустя девять лет в стенах Ленинградского института инженеров коммунального хозяйства начали учиться студенты нового факультета инженеров противопожарной обороны.

            Стало обычной практикой проведение общегородских учений, чем впрочем, мало кого можно было удивить – наряду с этим проводились тренировки на случай химической атаки. Звон сирены, срочная эвакуация горожан из якобы охваченного пожаром дома, наряд пионеров готовых, помочь взрослым – вскоре это перестало восприниматься как нечто необычное. В стенах растущих как грибы после дождя заводов, фабрик и предприятий также стали проводиться регулярные тренировки на случай тревоги среди персонала. По мысли их авторов - и рабочий, и директор должны были одинаково готовы отразить напасть на социалистическую собственность. Вместе с тем, новоявленный пролетариат - еще некогда крестьяне, жившие сельской общиной, по-прежнему помнили коллективное решение проблем. Как, например, в случае бушующего огня, когда всей деревней по цепочке передавали ведра, сбивали пламя, а в случае неудачи – кто, чем мог, помогал пострадавшим.

            В 1924 году Совнарком РСФСР утвердил “Устав добровольных пожарных обществ”, что завершило самостоятельность городских и сельских дружин. Это окончательно ввело их в единую систему противопожарной обороны. Помимо традиционного для добровольцев тушения огня, нередко в их обязанности была включена профилактика и дежурство на культмассовых мероприятиях. В этом их обязанности были сродни появившимся уже позднее дружинникам, известных сейчас, скорее, за их красные повязки на рукавах и насильственное подстригание “стиляг”. Директивно принятые молодым правительством меры дали свои всходы: там, где не хватало профессиональной пожарной дружины, всегда можно было рассчитывать на инициативность гражданского населения.

            К тридцатым годам на большинстве рабочих мест и учебных заведений были приписаны собственные добровольческие дружины. Однако в сельской местности ситуации была гораздо плачевнее. Вся тягость развития отрядов была возложена на крестьян, которые из-за палочной системы оплаты, “добровольного” спонсирования различных инициатив, регулярные общегосударственные займы, старались буквально бежать из деревни. В подобных условиях возникающие дружины существовали лишь в письмах, направляемых в вышестоящие инстанции. По факту же, зачастую не было ни соответствующей техники, ни обучения. Образовательный процесс, как для будущих пожарных, так и для селян в целом был на крайне низком уровне, порой подобных занятий не проводилось вовсе. Притом, что подобные дружины были единственными, кто был в состоянии бороться с огнем, профессиональных команд явно не хватало. Лишь к середине тридцатых годов положение стало улучшаться: на систематичной основе начался смотр добровольцев, регулярный ремонт оборудования, обустройство пожарных прудов, стартовали соревнования между дружинами колхозов, совхозов, заводов и предприятий.

            В 1934 году было принято решение организовать новую структуру для координации региональных отделений и унификации их работы. Структура получила наименование «Управление пожарной охраны НКВД». Годом позже последовала дальнейшая модернизация в сфере добровольчества: начал свою работу Институт районных пожарных инспекторов, принят “Устав добровольных пожарных дружин колхозов”. Вместе с тем, вырос профессионализм пожарных, значительно улучшилось оснащение необходимым оборудованием дежурных расчетов, была налажена система контроля на местах. Итогом подобных преобразований стал отход волонтеров на второй план, по крайней мере, в крупных городах. Всё чаще их основной ролью были лишь профилактические мероприятия на предприятиях и работа с населением, однако вскоре их опыт был востребован вновь. Впереди народы Советского Союза ожидала кровопролитная война…

            Великая Отечественная

            С самых первых дней действующих пожарных стали отправлять на фронт. На местах начала чувствоваться острая нехватка специалистов, которую было решено компенсировать новобранцами. Если молодежь, прежде всего, подлежала призыву в войска, то люди постарше направлялись на учебные пожарные курсы. Набор сюда, как и в действующую армию, осуществлялся через работу военкоматов. Неофиты пожарного дела, по воспоминаниям участков тех событий, довольно быстро вошли в курс дела, научились, например, оперативно прокладывать линии и работать со стволами. В столице в частности было создано свыше сотни пожарных частей, где на постоянной основе работали примерно пять тысяч человек.

 

            Конечно, для Москвы тех лет, едва вышедшей за пределы Садового кольца, такое количество огнеборцев в мирной жизни было бы излишним, однако с начала активных действий вблизи границ города, потребность в них продолжала увеличиваться. В начале войны пожарных депо явно не хватало, поэтому для подобных целей открывали дополнительные части, которые порой размещались в обычных автомобильных гаражах.

 

            7 ноября 1941 года пожарные приняли участие в знаменитом параде на Красной площади, когда холодным утром большая часть марширующих уходила прямиком на фронт. Немало огнеборцев последовали вслед за военными,  однако часть из них осталась защищать столицу. Нацистские самолеты, увы, были не редкими гостями в небе над Москвой. В своём чреве каждая из «воздушных крепостей» Люфтваффе несла смертельный груз, который мог стать причиной крупных пожаров. Первые месяцы оборонительный пояс, к сожалению, для немцев охватывал Москву кольцом шириной до 250 километров. Некоторое время это удерживало противника от крупномасштабных авиаударов по городу.

            Однако со времен ситуация стала ухудшаться: враг вплотную подошел к Солнечногорску и Наро-Фоминску, а значит, время подлета с таких близких к Москве аэродромов сократилось до минимального. По сути налёты вражеской авиации на тот момент продолжались день и ночь. В ответ на массированные атаки еще больше были усилены меры по противоздушной обороне. Столица была полностью затемнена, обязательным к исполнению был объявлен режим светомаскировки транспорта. Многие строения, в том числе особо важные для обороны государства заводы и фабрики, маскировали с участием профессиональных архитекторов. Москвичи возводили ложные постройки и разрисовывали асфальт так, что такие площади из иллюминатора казались застроенными зданиями. Маскировочные сети совершенно изменяли вид целей для нападения. Например, в нескольких километрах от Тушинского аэродрома была сооружена его полная копия. Единственное отличие заключалось в том, что всё являлось мулежами — и аэродромные сооружения, и радиовышка, и самолеты.

            На подобные объекты было сброшено полторы сотни осветительных, свыше 700 фугасных и десятки тысяч зажигательных бомб. Это примерно треть от всего сброшенного на златоглавую запаса. Нацисты, уничтожая лишь макеты зданий, существенно облегчали работу пожарных, задачей которых, таким образом, было во многом тушение ложных объектов.  Регулярно отрабатывались учебные тренировки на случай ЧП, благо каждый понимал их важность. Грамотно организованная противовоздушная оборона сделала свое дело: из 10 тысяч самолетов противника пробивались к городу менее 5%. В этом заслуга ПВО, иначе привычный нам облик столицы был бы совершенно иной, а количество жертв среди населения могло вырасти в разы.

            Стремительное продвижение противника вглубь страны потребовало выдвинуть на передней план работу с населением. Уже 17 июля 41-ого ВЛКСМ   объявил об организации по всей стране комсомольских пожарных формирований, для этих целей мобилизуется свыше шести тысяч молодых ребят. В это время в Москве начинает действовать сводный комсомольско-молодежный полк противопожарной обороны, на чьем счету более 1000 потушенных пожаров.

            Буквально десять дней спустя после начала боевых действий принимается решение о всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне. Профессионалы учат рядовых москвичей тушению зажигательных бомб и пожаров.  На этот период сформировано почти 13 тысяч пожарных команд и 3600 групп противопожарной защиты. Пожарные и их добровольные помощники смогли наладить оперативную координацию на случай попадания бомбы. Результатом подобных действий стало то, что 4/5 всех “зажигалок” было потушено усилиями горожан. На чердаках деревянных строений стартовало массовое дежурство, где складировались металлические клещи и бочки с водой или песком. Если “зажигалка” попадала на крышу, то её моментально хватали клещами и кидали в бочку. Все гражданские на случай тревоги знали куда двигаться в сторону бомбоубежищ, которые были повсеместно расположены по всему городу.

 

            Особой удачей для нашей страны стало то, что уже в самые первые дни войны из ряда прифронтовых городов удалось эвакуировать в тыл более 200 пожарных автомобилей, которые еще долго приносили пользу. Кроме того, для увеличения автопарка ввиду небольших возможностей снабжения “оборонка” стала производить пожарные машины упрощенной конструкции с передним расположением насосов.

              Постановление СНК СССР от 13 августа 1942 года принято решение «Об ответственности за нарушение правил пожарной безопасности». Знание правил противопожарного режима в условиях военного времени становится обязательным. Это значительно расширило права органов Государственного пожарного надзора, в чью прерогативу входил мониторинг нарушений и невыполнений требований  безопасности, а также присуждение штрафов в случае доказанности вины. Немалая работа уделялась и агитации противопожарных мероприятий. В частности, большое внимание было сосредоточено на огнезащитной обработке потенциально сгораемых конструкций, рассредоточении хранящихся огнеопасных материалов и создании достаточных запасов песка и воды. Стоит отметить, что зимой водоемы нередко замерзали, в результате немалое количество времени уходило на пробивание корки льда – в итоге решили просто-напросто замораживать в водоёме деревянные бочки. Простое решение оказалось крайне эффективным!

            Ситуация в Ленинграде в целом была гораздо плачевней. Зажатый уже с 8 сентября в тиски со всех сторон, он регулярно подвергался артобстрелу. Горели целые кварталы, город был регулярно объят пламенем. Приведем лишь сухую статистику: за 900 блокадных дней на город было сброшено 4638 фугасных бомб,  свыше 200 000 зажигательных бомб,  почти 150 000 тяжелых артиллерийских снарядов. За первые семь месяцев войны погибло 500 пожарных, в 42-ом, только лишь от голода, город на Неве потерял 600 огнеборцев. За весь период блокады пожарная охрана потеряла половину пожарных машин.

            С самых первых дней ленинградский гарнизон был переведен на особый режим работы, в частности, весь личный состав перешел на казарменное положение. Стартовало масштабное обучение гражданских лиц. С первых дней началась гигантская работа по очистке от мусора практически всех чердаков жилых, общественных и производственных зданий города. В массовом порядке сносились бесхозные деревянные постройки, всевозможные ветхие строения и заборы. В жилых домах и на предприятиях были созданы группы самозащиты. По заказу штаба пожарной службы были изготовлены более 150 тысяч ведер, 90 тысяч бочек, 132 тысячи лопат, 14 тысяч топоров, тысячу гидропультов, 80 тысяч огнетушителей, 80 тысяч брезентовых рукавиц. Всё оборудование было адресовано по большей части местным жителям. Во время вражеских авиационных налетов на дежурных постах находились  обученные приемам тушения «зажигалок» 130 000 добровольцев. Как итог - до 85% возгораний в результате попаданий зажигательных авиабомб было ликвидировано гражданским населением.

 

            Зима для колыбели трех революций стала особенно страшным временем. Голодающие горожане, спасаясь от гибельного холода, стихийно монтируют самодельные печи, далеко не всегда соблюдая правила пожарной безопасности. В лютую зиму 42-ого людям было не до осторожности! Все чаще стали возникать бытовые пожары - до ста случаев в сутки. Нормальной практикой стало отсутствие электричества и необходимого напора воды в сетях городского водопровода, в результате  ряд районов был лишен пожарного водоснабжения. Летом того же года за все усилия, направленные на борьбу со стихией, был опубликован указ Президиума Верховного Совета о награждении ленинградской пожарной охраны орденом Ленина.

            После Сталинграда нацисты получают достойный отпор и происходит откат вражеских сил назад. Отбивая у врага город за городом, село за селом, необходимо было заново возродить и пожарное ремесло. Имеющийся опыт  распространяется на освобожденные регионы. На местах организуются добровольческие дружины из местных жителей, а профессиональные огнеборцы организуют курсы для населения. С тех пор как фронт становится всё дальше от столицы, сокращается необходимое количество пожарных и  добровольных помощников, их перебрасывают уже на другие фронты работ в тылу. За время войны были сожжены 1710 городов и поселков, более 70 тысяч сел, 6 миллионов зданий, свыше 30 тысяч промышленных предприятий. Лишь к 1950 году были восстановлены все разрушенные пожарные части.

 

Возрождение добровольчества. На советский лад

            К концу сталинской эпохи одобрение среди высшего руководства нашла идея воскрешения старых традиций добровольчества. Например, в новообретенных балтийских  республиках охрана от огня сел и небольших городков возлагается строго на добровольцев. Вскоре, оценив положительный опыт таких новшеств, подобная инициатива была поддержана и другими союзными республиками.

 

            2 марта 1954 года Сергей Круглов, принявший пост главы МВД после отстранения Лаврентия Берии, издает указ о разворачивании программы добровольчества. Вводится в действие "Положение о добровольных пожарных дружинах на промышленных предприятиях и других объекта министерств и ведомств". В то же время министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД краев и областей настоятельно рекомендуется оказывать всяческое содействие в организации подобных команд. Добровольчество тех времен, таким образом, было строго регламентированным и координируемым государственными структурами. На новые дружины возлагались следующие обязанности:

-        проведение разъяснительной работы с населением;

-        осуществление контроля за выполнением и соблюдением на объекте противопожарного режима;

-        надзор за исправным состоянием первичных средств пожаротушения ;

-        вызов пожарных команд в случае ЧП и принятие немедленных мер к тушению пожара;

-        дежурство и участие в боевых расчетах.

 

            Их задачей, прежде всего, было дополнить деятельность пожарных структур по части мониторинга ситуации и просвещения населения. С момента подписания указа организуются республиканские добровольные пожарные общества с широкой сетью краевых, областных, городских и районных отделений. Как следствие,  за этот период времени в их число входят сотни тысяч человек. Конечно, в отличие от царских времен здесь был ряд особенностей: добровольцы шли все-таки по разнарядке из числа рабочих и инженерно-технических работников, а самофинансирование было заменено на государственное субсидирование, хоть и за счет предприятий и учреждений, которые охраняли добровольные пожарные.

            Обмундирование для них выдавалось бесплатно. Согласно нормативам они получали брезентовые куртки, брюки, рукавицы, ватные телогрейки, кожаные или кирзовые сапоги.  Кроме бесплатной униформы им полагалась оплата труда за время участия в ликвидации пожара или аварии в рабочее время. Страхование на случай смерти или увечья производилась также за ведомственный счет.

            Наибольшего развития добровольчество получило с начала хрущевской Оттепели. 14 июля 1960 года Совет Министров РСФСР принимает постановление об организации Всероссийского добровольного пожарного общества, которое существует и поныне. Уже в ноябре состоялась учредительная конференция, на которой был принят устав организации. Четыре года спустя в Ленинграде была создана федерация пожарно-прикладного спорта, вслед за этим проходит первый чемпионат Советского Союза и первые международные соревнования.

            С 1974 года проводится противопожарный инструктаж населения по месту жительства, частной практикой стала профилактика возгораний. Появились новые формы участия населения на противопожарном фронте, например,  пожарно-технические комиссии на объектах, добровольные дружины юных пожарных, общественные уполномоченные по пожарной охране жилых домов и внештатные пожарные инспектора.  В качестве популяризации выступают соревнования среди молодежи. В общем, всё то, чем так памятна советская эпоха — массовые спортивные и культурные мероприятия с широким привлечением по комсомольской и пионерской линиями.

            На тот период, согласно официальной статистике, около 15% от общего числа пожаров по стране было ликвидировано усилиями участников ДПД, уровень их подготовки был действительно высоким, что отмечалось многими иностранным специалистами. Однако закат советской эры, а вслед за этим последовавшее снижение поступления денежных субсидий, отсутствие самостоятельной базы финансирования, полная привязанность к государственным ресурсам привели к тому, что в, казалось бы, возродившемся добровольном движении вновь произошел полный откат назад. Пропали стимулы для подобной работы на волонтерской основе, учебная база была уничтожена, люди стали задумываться о более насущных вещах — близился август 1991...


Автор:  Дмитрий Окрест

Возврат к списку